1. Фригато
  2. /
  3. Краткие содержания
  4. /
  5. 12 стульев

Краткое содержание романа «12 стульев» Ильи Ильфа и Евгения Петрова

Настройки

Размер шрифта
Цвет текста
Цвет фона

Это произведение стало первым совместным романом в творческом соавторстве Ильфа и Петрова. Роман был принят многими писателями и известными критиками сдержанно, но весьма положительно. Одно время он был запрещён к печати. Позже его экранизировали. Авторы стремились передать не только погоню за бриллиантами, а всю особенность эпохи, изображённой в произведении. Краткое содержание романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «12 стульев» по главам и частям познакомит с особенностями писательского изложения и подготовит к восприятию целостного произведения.

Действующие герои романа

Главных героев в романе двое:
  • Остап Сулейман Ибрагим Берта Мария Бендер-бей («Великий комбинатор»). Это человек, который склонен к авантюрам и мошенничеству.
  • Ипполит Матвеевич Воробьянинов, у которого в романе появляется несколько имён. Этого человека отличает жадность, глупость, очень желает богатства.
Другие герои, которые тоже делятся на отдельные группы.

- Жители города N:

  1. Мадам Петухова, спрятавшая свои драгоценные камни в стул. Она является тёщей Ипполита Матвеевича.
  2. Отец Фёдор – священник, которому исповедовалась мадам Петухова. Он сам желает найти сокровища, чтобы осуществить мечту предпринимателя, но в итоге сходит с ума.
  3. Катерина Александровна – жена священнослужителя. Женщина послушная, во всём поддерживающая своего мужа.
  4. Безенчук – владеет фирмой по организации похорон, производит качественную продукцию, но страдает от конкурентов.
- Жители Старгорода:
  1. Боур Елена Станиславовна. Была когда-то любовницей Воробьянинова. Это гадалка, организатор сомнительных сообществ.
  2. Грицацуева. Вдова, у которой Остап обнаруживает один стул из наследства.
  3. Альхен. Завхоз, ворует и постоянно в этом раскаивается.
  4. Сашхен – жена Альхена, Александра Яковлевна.
  5. Многочисленная родня Сашкен и Альхена, живущая за чужой счёт.
  6. Полесов Виктор Михайлович – самоучка-слесарь, неумелый и сующий нос не в своё дело человек.
  7. Чарушников Максим Петрович – глава города.
  8. Дядьев – губернатор.
  9. Кислярский – в бубличной артели Одессы занимал место председателя.
  10. Никиша, Владя - герои, не удостоившиеся фамилий.
  11. Коробейников – архивариус.
- Москвичи:
  1. Калачёвы Лиза и Коля – студенты, муж и жена. Живут очень бедно.
  2. Иванопуло – сосед Калачёвых, студент, хорошо знает Остапа.
  3. Зверевы – молодая пара, которых слышно, но не видно.
  4. Эллочка Щукина («людоедка») – любительница гламура напоказ, использует в своей речи всего 30 фраз, тратит деньги.
  5. Щукин – муж Эллочки, инженер, который иногда ссорится со своей супругой.
  6. Изнурёнков Авессалом – сатирик, юморист, любитель поговорить, очень жизнерадостный человек, живёт в долгах.
  7. Ляпис-Трубецкой – поэт, не образован, графоман, стихи его однотипные про одного и того же героя.
- Театр Колумба (труппа театральных деятелей, гастролирующая по стране):
  1. Мечников – монтёр, любитель выпить.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. «СТАРГОРОДСКИЙ ЛЕВ»

ГЛАВА I БЕЗЕНЧУК И НИМФЫ

В уездном городе N жизнь текла тихо. Ипполит Матвеевич Воробьянинов проводил однообразно утро, проходил по городским улицам мимо похоронного бюро «Нимфа», цирюльника, гостиницы, парикмахерской и погребальной конторы. Воробьянинов служил в загсе, «где ведал столом регистрации смертей и браков».

Ипполит Матвеевич проснулся в бодром расположении духа, вошедшая тёща рассказала о своём сне, который её встревожил. Клавдию Ивановну Воробьянинов не любил.

По дороге на работу Ипполит Матвеевич встретил гробовых дел Безенчука и работников «Нимфы», которые справлялись о здоровье его тёщи.

Немного опоздав, но удобно устроившись на своём стуле, он осмотрел посетителей и принялся записывать новобрачных «в толстые книги», потом поздравил молодых с законным браком. Дальше всё пошло привычным ходом.

Перед самым уходом домой Ипполита Воробьянинова заявился Безенчук, ведя разговор о конкурентной ему «Нимфе» и нахваливая свой товар.

Ипполит Матвеевич быстро вбежал на крыльцо своего дома, ему навстречу выскочил священник отец Фёдор. Соседка Кузнецова сообщила, что тёща Воробьянинова исповедовалась, у неё был «сердечный припадок».

ГЛАВА II КОНЧИНА МАДАМ ПЕТУХОВОЙ

Ипполит Матвеевич вошёл в комнату тёщи, потом сбегал в аптеку. В городе обсуждали болезнь старухи и гадали, скоро ли она умрёт.

Клавдия Ивановна перестала бредить и подозвала к себе Ипполита Матвеевича, она начала говорить о гостином мебельном гарнитуре и о зашитых в сиденье одного стула бриллиантах.

ГЛАВА III «ЗЕРЦАЛО ГРЕШНОГО»

После исповеди умирающей тёщи Воробьянинова отец Фёдор Востриков прибежал домой. Фёдор обладал порывистой натурой, желающей разбогатеть. Он учился в духовном училище, затем в семинарии и три года на юридическом факультете в университете потом снова пошёл «по духовной линии»: диакон, священник в уездном городе. Его мечтой был свой свечной завод. Идеи отца Фёдора сменяли одна другую: начинал заниматься продажей породистых щенков, варил мыло, которое не мылилось, разводил кроликов, давал домашние обеды. Последняя идея провалилась из-за поголовного мора кроликов.

Новая идея захватила всё естество Вострикова. Сначала он сбрил бороду, потом сообщил, что ему нужно уехать по делу. Достал спрятанные деньги и уехал из дома.

ГЛАВА IV МУЗА ДАЛЬНИХ СТРАНСТВИЙ

Отец Фёдор купил билет, сел в поезд и отправился «в неизвестную даль по делу загадочному, но сулящему, как видно, большие выгоды».

В это время Ипполит Матвеевич Воробьянинов, похоронив тёщу, взял отпуск на две недели, получил отпускные деньги и направился в аптеку за средством для окраски волос. Покрасив волосы и усы, достав список драгоценностей Клавдии Ивановны, закрыл квартиру и уехал в Старгород.

ГЛАВА V БОЙКИЙ МАЛЬЧИК

С детства Воробьянинов был на редкость глупым, но получал тройки в дворянской гимназии, так как «это Матвея Александровича сын, очень бойкий мальчик».

В третьем классе Ипполит остался на второй год. Это повторялось и в других классах. «В шестом классе была выкурена первая папироса. В восьмом классе он узнал … легкую венерическую болезнь». После смерти отца Ипполит получил двадцать тысяч годового дохода. Воробьянинов-младший кутил, стрелял отцовских голубей и бегал за деревенскими девками, дальше не пошёл учиться и жил в своё удовольствие в особняке отца.

ГЛАВА VI ПРОДОЛЖЕНИЕ ПРЕДЫДУЩЕЙ

В Старгороде всегда были пышные базары. Именно там «Ипполит Матвеевич познакомился с женой окружного прокурора – Еленой Боур». Он даже однажды катал в белом экипаже прокуроршу по улице города. Вскоре Ипполит Матвеевич уехал с прокуроршей в Париж, Прокурор был переведён в Сызрань и там и умер.

Наступила зима. Елена Станиславовна и Воробьянинов вскоре разошлись. Ипполит Матвеевич быстро нашёл себе утешение с женой местного оперного баритона. В 1911 году Ипполит Матвеевич, чтобы поправить свои дела, женился «на дочери соседа – состоятельного помещика Петухова», но не забыл Елену Станиславовну, которую продолжал навещать.

А жизнь шла своим чередом: покоряли небо, встречали вернувшегося в Россию поэта Бальмонта, выступал перед публикой Маяковский, читая свои стихи. Ипполит Матвеевич не видел своего будущего, не мог знать, что он уедет из своего особняка, а потом вернётся сюда, чтобы отыскать клад своей почившей тёщи.

ГЛАВА VII ВЕЛИКИЙ КОМБИНАТОР

В полдень в Старгород входил в сопровождении бегущего беспризорного мальчишки человек, которому на вид можно было дать двадцать восемь лет. У этого молодого человека не было квартиры и не было денег. Настроение у входившего в город было хорошее, он вскоре выручил немного денег за хитрый инструмент «астролябию», смог пообедать и решил осмотреть город.

Молодой человек завёл разговор с местным дворником, который после выпитого вина стал «вернейшим другом молодого человека». Звали гостя города Остапом Бендером. Бродя по свету, Остап забрёл в Старгород.

У Бендера в голове было сразу два плана, он обдумывал, какому из них отдать предпочтение: стать многоженцем или предложить ещё пока не написанную картину «по популярной картине художника Репина – «Запорожцы пишут письмо султану»».

Дворник рассказывал, как он служил у барина Воробьянинова, который уехал в Париж. Вдруг в дверь позвонили, и на пороге дома появился Ипполит Матвеевич собственной персоной. Бендер сразу взял инициативу общения на себя и стал выпытывать про границу, Париж и про поддельные документы. В итоге Воробьянинов решил, что в его деле не обойтись без помощника, а Бендер был очень похож на полезного человека.

ГЛАВА VIII БРИЛЛИАНТОВЫЙ ДЫМ

Ипполит Матвеевич «рассказал Остапу Бендеру, первому встреченному им проходимцу, всё, что ему было известно о бриллиантах со слов умирающей тещи». Вскоре они уже оба с выражением читали список драгоценностей, которые спрятала тёща Воробьянинова: бусы, кулоны, кольца, подвески, браслеты, колье, диадема.

Остап предложил заключить договор, по которому лично он получил бы шестьдесят процентов. В один момент мошенники готовы были пойти искать бриллианты каждый по отдельности. Начался торг, Остап был согласен на сорок процентов.

В полночь вернулся пьяный дворник, все улеглись спать.

ГЛАВА IX СЛЕДЫ «ТИТАНИКА»

Ипполит Матвеевич проснулся и, умывшись, увидел краску на своём лице, которой он окрасил волосы и усы накануне. Теперь усы стали зелёного цвета.

А в это время Остап, расспросив дворника Тихона, уже знал всё о вывезенном гостиничном гарнитуре, поиском которого и начали заниматься искатели клада. Один из стульев до сих пор в доме. Перекрашенные вновь волосы Воробьянинова превратились «в краски солнечного спектра», и Бендер предложил усы и волосы сбрить.

ГЛАВА X ГОЛУБОЙ ВОРИШКА

В собесе Старгорода завхоз крал всё, что мог, но всегда стыдился этого. У него с женой были одинаковые имена и отчества, между собой они звали друг друга: «Сашхен и Альхен».

В одной из комнат дома, куда зашёл Остап, сидели старухи и пели. Предводитель хора руководил всем процессом. Бендер представился инспектором пожарной охраны. В его задачу входило обойти весь дом в поисках стула из гарнитура.

Остап при осмотре выяснил много нарушений. Во время обеда он выяснил, что в старушечьем приюте живут и кормятся многочисленные родственники Александра Яковлевича, помогающего воровать всё то, что он ещё сам не успел украсть, он выдавал их за сирот.

За обедом и чарочкой вина Остап поинтересовался мебелью. Поиски завершились, а старухи решили рассказать «инспектору» о том, как их притесняют. Одна из обитательниц дома рассказала, что очередной родственник завхоза Паша Эмильевич продал стул из красного уголка.

Остап учинил допрос Паше, ничего не выяснил, взял взятку у завхоза и удалился.

ГЛАВА XI ГДЕ ВАШИ ЛОКОНЫ?

Ипполит Матвеевич пошёл бродить по улицам родного города, не узнавал его и не встречал никого из знакомых. Вдруг случилось лучшее: незнакомый гражданин, идя навстречу Воробьянинову, нёс стул из семейного наследства Ипполита Матвеевича. Началась борьба за стул среди улицы: каждый перетягивал часть мебельного гарнитура на себя. Выйдя от лишних глаз на пустырь, мужчины начали пинать друг друга ногами. Только тут Ипполит Матвеевич узнал в незнакомце отца Фёдора.

Не прошло и пяти минут, как ножки отломились, разлетелась рогожа, шерсть, раскатились пружины. Сокровищ в стуле не оказалось. Теперь стало понятно, что в деле поиска сокровищ появился соперник.

ГЛАВА ХII СЛЕСАРЬ, ПОПУГАЙ И ГАДАЛКА

На доме №7 красовалась «вывеска «Одесская бубличная артель – «Московские баранки» и ещё несколько других сомнительного содержания. В одной из квартир жил белый попугай и его хозяйка-гадалка. К ней пришла вдова Грицацуева узнать о своём замужестве. Гадалка сказала ей о короле, и Грицацуева обрадовалась. Хозяйкой квартиры была Елена Боур, когда-то красавица-прокурорша.

В этом же доме проживал слесарь Виктор Михайлович, который слыл гениальным лентяем, всегда успевавший быть в гуще событий, любивший всеми командовать и совать нос не в свои дела. Он рассказал Елене Станиславовне, что в город приехал Воробьянинов, а женщина попросила найти для неё Ипполита Матвеевича.

ГЛАВА XIII АЛФАВИТ – ЗЕРКАЛО ЖИЗНИ

Остап предложил своему компаньону переехать в гостиницу. Воробьянинов был против, так как его фамилия всему городу известна. Бендер предложил Ипполиту Матвеевичу стать на время Михельсоном. Остап придирчиво выбирал гостиничные номера, остановившись на самых дешёвых.

Бендер начал действовать, сначала отправившись «с визитом к архивариусу», чтобы достать копии ордеров квартир, в которые вывозили мебель из особняка Воробьянинова. Остап пришёл к Коробейникову, представившись сыном Ипполита Матвеевича и Елены Станиславовны, которых за время разговора с архивариусом успел похоронить.

За услугу найти мебель Воробьянинова старичок попросил семьдесят рублей. Архив был действительно полный и подробный. В списках значилось, что ореховый гарнитур был роздан по частям: в Собес, жилотдел, Грицацуеву, в московский музей мебели. Остап получил ордера, но денег Остап не дал и быстро ушёл из дома ошеломлённого обманом старика.

После Бендера дом Коробейникова посетил отец Фёдор, который представился братом Воробьянинова. Сейчас архивариус запросил пятьдесят рублей вперёд, только теперь уже отдал отцу Фёдору ордера на другие ореховые стулья генеральши Поповой.

ГЛАВА XIV ЗНОЙНАЯ ЖЕНЩИНА, МЕЧТА ПОЭТА

Стало тепло. Комбинатор и предводитель уже проснулись в своём гостиничном номере. Остап нагло потребовал у Ипполита Матвеевича тридцать пять рублей, согласно расписке, которую он забрал у архивариуса. Выйдя в коридор, Воробьянинов увидел выходящего из другого номера отца Фёдора.

Немного повздорив с отцом Фёдором, два компаньона решили заняться стулом гражданина Грицацуева. Друзья убедились, что стул находится по адресу, теперь его нужно достать. Остап предложил жениться на бедной вдове. Бендер поведал своему другу историю о гусаре-схимнике. Это был блестящий гусар, граф Алексей Буланов, тайный дуэлянт и любитель поухаживать за многими светскими дамами. Молод, богат, счастлив во всём, но вдруг граф исчез. Он принял схиму, став графом-монахом. «А на самом деле гусар пошел в монахи, чтобы постичь жизнь».

Остап вернулся только утром и решительно сказал, что должен жениться на мадам Грицацуевой. Свадьба послезавтра.

ГЛАВА XV ДЫШИТЕ ГЛУБЖЕ, ВЫ ВЗВОЛНОВАНЫ!

Однажды утром праздничного первомайского дня гениальный слесарь-лентяй Полесов отправился искать применения своим многочисленным талантам находить приключения. В городе «всё шло, ехало, валило и маршировало к новому трамвайному депо, из которого должен был выйти первый в Старгороде электрический трамвай». Долго осуществлялся этот проект инженером Треуховым. Открыли торжественный митинг, было катание, семейный обед с концертом.

А в это время Полесов, следя за Остапом и Воробьяниновым, подошёл к Ипполиту Матвеевичу и сказал, что его хочет видеть Елена Станиславовна. Остап поддержал желание Воробьянинова увидеться со старой знакомой под предлогом чего-нибудь перекусить.

ГЛАВА XVI СОЮЗ МЕЧА И ОРАЛА

Когда Ипполит Матвеевич увидел прежнюю свою любовницу, он заметил, что «от прокурорши не осталось и следа», только голос нисколько не изменился. Слесарь и Бендер оставили стариков одних на час. Потом настало время для ужина. Остап представил Воробьянинова гигантом мысли и отцом русской демократии, как особу, приближённую к императору.

Было решено организовать небольшое совещание, позвав на него самых надёжных людей. Бендер уже решил приобрести таким образом «оборотный капитал». Великий комбинатор создавал тайный «Союз меча и орала», для чего ему нужны были вложения от каждого, кто пришёл в квартиру Елены Станиславовны.

Остап в конце своей речи пригласил «сейчас же сделать свои взносы» всех присутствующих. Благополучно заработав таким образом 500 рублей, Бендер, оставив друга у его старой любовницы, отправился на извозчике в ресторан, который оказался закрыт.

Настало время свадебного застолья. Собрались гости. Невеста звала своего жениха по фамилии и исключительно: «Товарищ Бендер». Остап говорил речи, произносил тосты, всем было весело. Великий комбинатор сказал Ипполиту Матвеевичу, чтобы он заплатил за гостиницу и ждал его там, так как он может прийти «каждую минуту». Остап вернулся в номер только рано утром со стулом. Аккуратно «разделав» стул, Бендер сообщил, что в нём ничего нет, но тут же «вынул из бокового кармана золотую брошь со стекляшками, дутый золотой браслет, полдюжины золоченых ложечек и чайное ситечко». Это Бендер успел захватить у бедной вдовушки.

Теперь компаньоны готовы были ехать в Москву.



ЧАСТЬ ВТОРАЯ. «В МОСКВЕ»

ГЛАВА XVII СРЕДИ ОКЕАНА СТУЛЬЕВ

Героям романа нужен был всего один стул в мебельном океане. Поезд приближался к Москве, а «весь служебный люд неторопливо принимался вершить обычные и нужные дела».

Здесь уместно начать разговор о модном писателе Агафоне Шахове, ему было почти сорок лет. Слава к нему пришла только два года назад, хотя «писать и печататься он начал с 15 лет». Человек этот умело приспосабливался к обстоятельствам и заботился о своём здоровье. Кроме того, он любил деньги.

ГЛАВА XVIII ОБЩЕЖИТИЕ ИМЕНИ МОНАХА БЕРТОЛЬДА ШВАРЦА

До Москвы оставалось ехать один час, пассажиры устали и от нечего делать просто смотрели в окно вагона.

Вдруг «поезд причалил к асфальтовому перрону» Рязанского вокзала в Москве. Остап нанял извозчика, проехав почти через весь город, компаньоны очутились на Ситцевом Вражке, у общежития студентов-химиков. Остап сказал Ипполиту Матвеевичу, что жить они будут в мезонине этого дома. Весь мезонин был разделён на небольшие комнаты, Остап искал своего знакомого по имени Коля. За дверью, которую толкнул Бендер было следующее зрелище: «матрац…, лежавший на двух кирпичах», а рядом сидело «небесное создание» по имени Лиза.

Остап не договорился с Колей и принял решение остановиться у Пантелея Иванопуло. Остап сам открыл дверь найденным под шкафом ключом, а потом они с Ипполитом Матвеевичем устроились на ночлег на старых газетах.

ГЛАВА XIX УВАЖАЙТЕ МАТРАЦЫ, ГРАЖДАНЕ!

Лиза и Коля собирались поесть, но жена призналась, что любит мясо. Это было слишком для семейного бюджета. В итоге молодожёны поругались, и Лиза убежала из комнаты.

Было воскресенье, а этот день – музейный. Людям нравится бывать в прекрасных зданиях.

А тем временем Лиза купила бутерброд с колбасой и зашла в подъезд богатого дома, в который уже входила группа экскурсантов.

ГЛАВА XX МУЗЕЙ МЕБЕЛИ

Лиза, покончив с бутербродом, решила посетить Музей мебельного мастерства, так как она уже стояла перед его вывеской. Лиза стала бродить по бесчисленным комнатам, обставленным «павловским ампиром, императорским красным деревом и карельской березой – мебелью строгой, чудесной и воинственной».

Перейдя в другой коридор, она заметила сегодняшних знакомых, приходивших к Коле. Лиза поздоровалась и предложила осматривать залы вместе. Лиза взяла Воробьянинова под руку, и все последовали в другой зал.

Остап оставил Ипполита Матвеевича с Лизой, а сам пошёл разговаривать с администратором музея. Предводитель и девушка в отсутствие Остапа договорились о встрече.

Вернувшись, Остап Бендер забрал Воробьянинова по очень важному делу. Оказывается, мебель, поисками которой занимаются компаньоны, лежала на складе все семь лет после поступления в музей по ордеру, но вчера её отправили на Аукцион.

Наконец-то, друзья нашли стулья в одной из комнат аукциона, но купить их можно будет только завтра.

ГЛАВА XXI БАЛЛОТИРОВКА ПО-ЕВРОПЕЙСКИ

В это время в Старгороде вдова Грицацуева со своими соседками изучали записку Остапа. Прошло три дня, Бендер и украденные им вещи не возвращались. Покинутая женщина подала объявление в газету о том, что за вознаграждение просит указать, где находится товарищ Бендер.

Заговорщики, которых обобрал Великий комбинатор, думали, что их руководители выполняют особо важное задание, значит, и им самим нельзя сидеть без дела. И они начали действовать. Решили провести выборы губернатора закрытым европейским способом, потом быстро распределили оставшиеся должности. Потом перешли к партийной принадлежности каждого присутствующего и «заговорили о войне», однозначно решив, что война будет и надо делать запасы.

ГЛАВА XXII ОТ СЕВИЛЬИ ДО ГРЕНАДЫ

Куда же исчез отец Фёдор? Захотел он богатства и погнался за гарнитуром генеральши Поповой. Стал ездить по России, а обо всём, что с ним случается, пишет жене письма.

«Письмо отца Фёдора, писанное им в Харькове». В нём он обещал жене, что скоро у них будет свечной завод, о котором они вместе мечтали. Рассказал, что ищет клад Петуховой, который она завещала именно ему на предсмертной исповеди. Рассказал о том, что на пути своём встретил Воробьянинова с подельником. Взял документы у старичка одного и понял, что все стулья из гарнитура надо искать у инженера Брунса, который переехал в Харьков. Теперь инженер этот уже служит в Ростове. Просил выслать пятьдесят рублей в Ростов до востребования. Ещё сделал несколько наставлений жене.

А что же Воробьянинов?

Он влюбился в Лизу Калачову и с нетерпением ждал обещанной встречи. Лиза пришла к девяти часам, и они вышли на улицу. Они гуляли по Москве. Лиза рассказала про свою трудную жизнь. Ипполит Матвеевич предложил пойти в театр, но девушка выбрала кино. Потом Воробьянинов повёз Лизу в столовую, в которой оба чувствовали себя неловко.

Кавалер заказал сосисок, графин водки и два солёных огурца. От выпитой водки предводитель опьянел, отказался платить, а на улице начал приставать к девушке. Лиза освободилась от приставаний старика, а Ипполит Матвеевич лишился своего пенсне, накупил баранок, рассказал извозчику про бриллианты, а поздно утром проснулся в отделении милиции, при нём осталось всего двенадцать рублей.

Остап при встрече не сказал ни слова.

ГЛАВА XXIII ЭКЗЕКУЦИЯ

Друзья пришли на аукцион за два часа. У стульев был сорок третий номер. «Ждать было очень трудно: все стулья были налицо, цель была близка». Аукционист объявил десять ореховых стульев за восемьдесят рублей. Остап выжидал нужный момент, а когда он наступил, предложил цену в двести рублей. Больше никто не торговался, Ипполит Матвеевич был счастлив. Барышня требовала от Остапа деньги с пятнадцатью процентами комиссионного сбора. Всех денег не нашлось, и торг на стулья отменили.

За стеклянной дверью Остап выместил свою злобу при помощи кулака в бок Воробьянинову.

Через некоторое время «стулья снова поступили в торг, но уже по частям». Остап, предусмотрительно заплатив беспризорным мальчишкам на улице, послал их по тем адресам, по которым увезли проданные стулья. Вскоре Остап знал, что четыре стула нужно искать в театре Колумба, два – в Варсонофьевском переулке, один – в Доме Народов. Таким же образом Бендер получил остальные сведения и стал думать, как заполучить стулья.

ГЛАВА XXIV ЛЮДОЕДКА ЭЛЛОЧКА

У Эллочки Щукиной весь словарный запас составлял всего тридцать слов. Она была красива, мала ростом и могла выражать таким небольшим количеством слов самые разные эмоции в зависимости от ситуации. Эрнест Павлович, муж, получал двести рублей, брал работу на дом, не имел прислуги, но не мог удовлетворить все денежные потребности супруги. Чтобы следовать за модой, Эллочка приобрела новую мебель – стулья с аукциона. Эта денежная трата послужила поводом к ссоре с мужем.

Беспризорный мальчишка указал Остапу на дом, в котором жила Эллочка. Комбинатор начал общение с хозяйкой квартиры с комплиментов. Потом перешёл в наступление и предложил купить оставшийся стул за семь рублей, а потом перешёл к обмену (он предложил Эллочке ситечко, которое было им украдено у мадам Грицацуевой). Обмен состоялся, теперь Остап устремился со стулом по адресу мужа Эллочки.

ГЛАВА XXV АВЕССАЛОМ ВЛАДИМИРОВИЧ ИЗНУРЕНКОВ

Великий комбинатор уже привязался к Воробьянинову и ему в планах Остапа было отведено «порядочное место». А вскрытые и пустые стулья служили мебелью.

Ипполит Матвеевич получил поручение достать один из стульев из своего бывшего гарнитура у Авессалома Владимировича Изнурёнкова. Воробьянинов вошёл в незапертую дверь, в комнате никого не было, но посредине неё стоял ореховый стул. Гость схватил стул, в комнату вошёл хозяин. Изнурёнков сочинял остроты для сатирических журналов., которые разносились со скоростью горячих пирожков, оставляя автора строк неизвестным.

Хозяин комнаты возмущался наглому поведению Воробьянинова и обещал уплатить всё до копейки. Изнурёнков метался по комнате, а Ипполит Матвеевич порывался уйти прочь, но Авессалом Владимирович дал предводителю полтинник.

Теперь о деле Бендера, который отправился к Эрнесту Щукину, который решил принять пенную ванну, но воду в самый неподходящий момент отключили.

Намыленный Щукин пытался позвать дворника. В это время дверная ручка выскользнула из рук инженера, и дверь захлопнулась. Вскоре Щукин услышал шум льющейся воды. Он не мог найти выход из создавшейся ситуации.

ГЛАВА XXVI КЛУБ АВТОМОБИЛИСТОВ

Простой кассир, ставший героем произведения книги Агафона Шахова, читал сам про себя. Всё было узнаваемо, и это нравилось герою Асокину. В шестой главе ему приписали кражу, а потом кутежи в притонах. Асокин презирал своего литературного двойника. Настоящий Асокин распорядился бы украденными деньгами по-другому. На другой день он украл из конторы пять тысяч рублей. В кассе сразу увидели недостачу, а в милиции уже сидел сам кассир и каялся, что успел потратить сто рублей казённых денег. Завхоз из Дома Народов принёс купленный на аукционе мягкий стул.

Редакция жила своей жизнью. Редактор сидел на воробьяниновском стуле.

ГЛАВА XXVII РАЗГОВОР С ГОЛЫМ ИНЖЕНЕРОМ

Бендер появился в редакции, так как не застал Эрнеста Павловича в квартире. По дороге Остап попал под лошадь, но «его могучее тело не получило никакого повреждения». Великий комбинатор «треснул старика-извозчика кулаком по ватной спине» и подписал протокол в присутствии милиционера, продиктовав свои имя и фамилию.

Далее Остап дошёл до дома инженера Щукина и встретился с голым человеком, сидящим на площадке. Сообразив в чём, дело, Остап быстро открыл английский дверной замок. Остап взял нужный ему стул и, сказав, что отнесёт его по просьбе Эллочки, вышел из квартиры. К сожалению великих поисковиков клада, этот стул тоже оказался пуст.

Ипполит Матвеевич вернулся без стула.

ГЛАВА XXVIII ДВА ВИЗИТА

Изнурёнков был человеком, который не мог остановиться на каком-либо конкретном деле, так как «бешено работающие ноги уносили его, из двигающихся рук карандаш вылетал, как стрела, мысли прыгали».

Остап появился в квартире Изнурёнкова совсем неожиданно и приказал освободить стул, забрав его и удалившись. А Изнурёнков вскоре позабыл о мебели и переключился на другую тему.

Бендер узнал, что в стуле тоже не оказалось бриллиантов, а о нём самом написали газеты. «Повод для визита в редакцию был найден». Остап нашёл стул в комнате редактора. Через некоторое время он уже обвинял редактора в клевете, а сам внимательно осмотривал кабинет, дверь и окно.

ГЛАВА XXIX ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ ДОПРОВСКАЯ КОРЗИНКА

В Старгороде в это время у одного из магазинов собралась очередь. В городе назревал продовольственный и товарный кризис. Некоторые причастные к заговору и союзу «Меча и орала» готовились к добровольному походу в тюрьму, а у «Кислярского была специальная допровская корзина. Сделанная по специальному заказу, она была вполне универсальна. В развернутом виде она представляла кровать, в полуразвернутом – столик, кроме того, она заменяла шкаф – в ней были полочки, крючки и ящики».

У прокурора уже были все члены «Меча и орала» и доносили друг на друга. Гадалку Елену Станиславовну забрали из дома, когда она раскидывала карты мадам Грицацуевой. Вдова вскоре неожиданным способом узнала правду о своём муже Бендере, заплатив по своему объявлению в газете пять рублей.

Отец Фёдор тем временем отправил своей жене ещё одно письмо, находясь в Ростове. Он получил от Кати деньги, написал, что инженер переехал в Баку. Успокоил жену и пообещал скорое богатство.

ГЛАВА XXX КУРОЧКА И ТИХООКЕАНСКИЙ ПЕТУШОК

В редакцию газеты «Станок» пришла мадам Грицацуева за адресом Бендера, но увидела самого Остапа. Великий комбинатор бросился наутёк. Это ему удалось.

Мадам Грицацуева натыкалась на закрытые двери и холодела от ужаса. Женщина просидела в коридоре всю ночь, а наутро за закрытой стеклянной дверью увидела своего мужа. Выяснив все отношения, Остап принял решение о разводе.

ГЛАВА XXXI АВТОР ГАВРИЛИАДЫ

Среди служащих, работающих в Доме Народов, был Никифор Ляпис-Трубецкой. Никифор перекусил в буфете и отправился наносить визиты сослуживцам и представлять свои литературные шедевры. В каждой редакции у Ляписа обязательно находились стихи про нужного им Гаврилу: охотника, заболевшего и поздно обратившегося в больницу, хлебопёка, наконец. Стихотворец писал о том, чего он никогда не видел.

Персицкий решил рассказать поучительную историю.

Рассказ о несчастной любви

В Ленинграде жила бедная девушка Клотильда. Она влюбилась в скульптора Василия. Вася не показывал возлюбленной ни одной своей работы. Клотильда разбила работу скульптора и хотела предложить ему слепить своё обнажённое тело, но у Васи был заказ, который он должен был выполнить.

ГЛАВА XXXII МОГУЧАЯ КУЧКА ИЛИ ЗОЛОТОИСКАТЕЛИ

Вдруг в редакторскую комнату вбежал Стёпа и заговорил о сенсации. В кабинете редактора у стула, который был куплен на аукционе, «вся обшивка была прорвана, набивка выброшена на пол, и пружины высовывались, как готовящиеся к укусу змеи». Перечитав несколько происшествий, редакторы нашли похожие моменты, связанные со стульями.

Ляпис побежал домой, чтобы поделиться сюжетом с живущим с ним рядом Хунтовым, пишущим всё, что было нужно эпохе. Между молодыми людьми разгорелся спор, который был нарушен приходом композитора Ибрагима. Тут же было решено писать оперу с балетом. Товарищи мигом распределили обязанности. В действующих лицах у создателей стали появляться один за другим гроссмейстер с дочерью, изобретатель, фашистский принц, комсомолец, комсомолка и различная массовка.

ГЛАВА XXXIII В ТЕАТРЕ КОЛУМБА

Великий комбинатор узнал, что в детстве Ипполита Матвеевича звали Киса. Это немного развеселило Остапа, но не позволило забыть о плане захвата оставшихся стульев. Театр Колумба уезжал на гастроли по Волге, а ещё один стул следовало искать где-то на Каланчеевской площади. Выбор был сделан в пользу театра.

Администратор в театре выдал Бендеру два билета. Друзья отправились на современную постановку «Женитьбы», чтобы убедиться, что стулья на месте. Остап решает ехать за театром в Нижний.



ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. «СОКРОВИЩА МАДАМ ПЕТУХОВОЙ»

ГЛАВА XXXIV ВОЛШЕБНАЯ НОЧЬ НА ВОЛГЕ

Великий комбинатор и его ближайший помощник Киса Воробьянинов ехали всю ночь в почтовом поезде «Москва - Нижний Новгород». Теперь осталось дождаться прибытия парохода «Скрябин». Театр Колумба будет показывать в пути свои пьесы. Украсть стулья сейчас не было никакой возможности. Остап услышал, что заболел художник и уже «через пять минут великий комбинатор сидел в белой каюте толстенького заведующего хозяйством плавучего тиража и договаривался об условиях работы». Остап соглашался на всё: условия оплаты сдельные, бесплатный стол и отдельная каюта. Остап выдал Ипполита Матвеевича за мальчика-ассистента.

ГЛАВА XXXV НЕЧИСТАЯ ПАРА

Первым на палубу вышел репортёр Персицкий. Остап занимался лозунгом, призывавшим трудящихся на тираж облигаций госзайма.

Объявили тираж займа и пригласили желающих пройти на пароход. Пока длился розыгрыш, Остап поручил Воробьянинову сторожить выход из коридора, а в случае опасности - запеть.

Великий комбинатор вытащил один стул и отнёс на корму, завалив его листами фанеры и кумачовыми лоскутами. Тираж закончили, началось театральное представление лёгкого водевиля. Заключительным номером был концерт.

Утром Остап должен был вырезать из картона фигуру сеятеля облигаций. А ночью их с Кисой ждала другая работа. Остап распорол сиденье стула.

Отец Фёдор написал жене ещё одно письмо. Написал он его из Баку. Сначала он описал красоту и погоду города. Отец Фёдор поведал, как в него плюнул одногорбый верблюд. Он снова обещал несметные богатства, а пока попросил у жены двадцать рублей.

ГЛАВА XXXVI ИЗГНАНИЕ ИЗ РАЯ

Участники «Меча и орала» жили в Москве с подпиской о невыезде. Вдова Грицацуева стала вновь заниматься своим бакалейным делом. Кассир Асокин ждал суда.

А в это время из стула Остап достал небольшой ящичек, на дне которого рукой мастера Гамбса было написано, что это был первый стул из новой партии мебели, а датировано было 1865 годом.

На следующий день Остап с Кисой трудились над транспарантом. Когда на закреплённый шедевр упал свет, зрители засмеялись. Компаньонам приказали убираться вон. Сойдя на берег, друзья должны были переночевать на пристани, но уже к часу ночи план в голове Остапа был готов.

ГЛАВА XXXVII МЕЖДУПЛАНЕТНЫЙ ШАХМАТНЫЙ КОНГРЕСС

Искателей клада высадили в Васюках, а утром Воробьянинов расклеивал афиши лекции и сеанса одновременной игры в шахматы на 160 досках. Гроссмейстером на них значился сам Бендер, который уже успел снять в аренду местный клуб. Остап сказал, что у них он проездом в Казань, а их шахматную секцию хорошо было бы переименовать. Он даже пообещал васюкинцам турниры международного масштаба, что привлечёт огромные деньги. А потом «Васюки переименовываются в Нью-Москву. Нью-Москва становится центром Европы, а скоро и всего мира».

Таким образом у Остапа оказались двадцать рублей, которые ему пожертвовали на общее дело в шахматной секции. Комбинатор повёл своего компаньона в столовую.

К вечеру в кассе у Ипполита Матвеевича было тридцать пять рублей. Остап поручил Воробьянинову нанять лодку и дожидаться его на берегу. Сам же гроссмейстер вошёл в зал. В своей лекции он умело соединил идею, дебют и шахматы в единое целое. Вступительное слово Остапа не было длинным, чем удивил собравшуюся публику.

Бендер заучил ход королевской пешки «с клетки е2 на клетку е4» и не стал баловать своих соперников разнообразием ходов, так как «великий комбинатор играл в шахматы второй раз в жизни». «Мат», объявленный гроссмейстеру, заставил его задуматься о побеге, так как проигранных партий у Остапа становилось больше. Он, устроив потасовку, выбежал на улицу. Его преследовали любители шахмат. Ипполит Матвеевич с бухнувшимся в лодку Остапом стали отгребать от берега. Жители Васюков бросились догонять обманщиков в перегруженной барке, которая всё же перевернулась.

ГЛАВА XXXVIII И ДР.

Утро было холодное от воды. Компаньоны достигли города Чебоксары. Впереди лодки плыл стул со «Скрябина» с уже распоротым брюхом. В городе друзья купили билеты и пустились по дороге тиражного парохода. Дождавшись нужного дня, добравшись до Сталинграда, Остап понял, что в этом городе театр Колумба играть свои спектакли не будет. Великий комбинатор вынашивал в своей голове уже другой план.

ГЛАВА XXXIX ВИД НА МАЛАХИТОВУЮ ЛУЖУ

В Пятигорске, куда прибыли золотоискатели, держаться было всё труднее и труднее, пока Остап не свёл знакомство с пропившимся монтёром театра Мечниковым. Бендер уговаривал монтёра продать стулья со спектакля «Женитьба», но для этого нужны были деньги.

Остап незамедлительно снял пиджак с Воробьянинова, бросил его на землю и стал втаптывать его в пыль. Аналогично поступив со всей одеждой Ипполита Матвеевича, товарищ Бендер заставил своего напарника говорить по-французски фразу: «Господа, я не ел шесть дней», а затем и по-немецки для того, чтобы «просить подаяние, упирая на то, что вы бывший член Государственной думы от кадетской фракции».

До сих пор вход в Провал (место Дуэли с Мартыновым) был в городе бесплатен, но Остап быстро приобрёл квитанционную книжку и назначил цены на билеты: «билеты - десять копеек! Дети и красноармейцы бесплатно! Студентам – пять копеек! Не членам профсоюза – тридцать копеек».

У Ипполита Матвеевича набралось двадцать девять рублей пожертвований. Остап насобирал с граждан пятнадцать рублей. Вечером у искателей клада было два стула. На вершине горы Машук решено было вскрыть стулья.

ГЛАВА XL ЗЕЛЕНЫЙ МЫС

Пора узнать, как поживает гарнитур генеральши Поповой. Инженер Брамс отдыхал у себя на даче. Вдруг к нему из зарослей бамбука вышел незнакомец и упал перед инженером на колени, начиная осторожно биться головой о гравий дорожки. Всё же отцу Фёдору удалось внятно объяснить, что он желает купить за двадцать рублей мебельный гарнитур, говоря о последней воле своей жены. Сторговались за двести. Отец Фёдор срочно телеграфировал жене, что нужны эти деньги. Когда деньги были получены, священнослужитель нанял фургон и поехал на дачу к инженеру. Заплатив означенную сумму, погрузив стулья, отец Фёдор привёз всё на пустынный берег. При помощи топорика он набрасывался на каждый стул, «как на живую тварь». Покончив с последним стулом, отец Фёдор пришёл в отчаяние.

ГЛАВА XLI ПОД ОБЛАКАМИ

Остап и Ипполит Матвеевич не дождались от монтёра Мечникова последнего стула, так как работник театра был настолько пьян, что руководство заперло его в бутафорской.

Компаньоны с большим трудом преодолевали трудности перед приобретением предпоследнего стула. Они вынуждены были идти пешком, деля между собой хлеб и колбасу.

Совсем недалеко от Остапа и Кисы тоже пешком добирался до дома отец Фёдор. Вскоре их пути сошлись. Священнодеятель набросился на Воробьянинова, пытаясь его задушить. Увидев спускающего с гор на подмогу к Ипполиту Матвеевичу Остапа, отец Фёдор схватил хлеб и колбасу и бросился бежать, но забирался на скалу всё выше и выше. Увидев, как высоко он забрался, отец Фёдор понимал, что самому ему не слезть со скалы. Он умолял помочь ему, обещал вернуть похищенное, но Терек заглушал все его просьбы. Сначала он съел все запасы, потом стал разговаривать с птицами, а третий день сделал его живой достопримечательностью для туристов. На десятый день пожарная команда сняла отца Фёдора и отправила в психиатрическую клинику.

ГЛАВА XLII ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ

Нужны были средства к существованию. Ипполит Матвеевич, танцуя перед пассажирами, зарабатывал вместе с Остапом, а потом считал копейки в дорожной пыли.

Когда друзья достигли гостиницы «Франция» в Закавказье, они остановились отдохнуть прямо на улице, но вдруг на нескольких автомобилях подъехал с сослуживцами репортёр Персицкий. Остап подошёл к репортёру и сразу был узнан, как художник с парохода и тот, кто отделался лёгким испугом, когда на него наехала извозчичья лошадь. Бендеру удалось занять у репортёра три рубля. Друзья добрались в Тифлис, где Остап повстречал гражданина Кислярского и решил, что сейчас он сможет достать у этого господина деньги.

Остап руководил Кислярским, требовал подать в ресторане еду, говорил о какой-то засаде, о перестрелке, о необходимости пятисот рублей для общего дела. Кислярский поспешил уехать в Крым, а друзья купили себе новую одежду и пьянствовали целую неделю.

Протрезвев, Остап прочитал в новостях, что театр Колумба поехал в Ялту. Компаньоны срочно отправились вслед за театром. В Ялте театр показывал «Женитьбу». Остап с Воробьяниновым дождались занавеса, спрятались, пока зал не опустел и пошли искать стул, который великий комбинатор уже успел заприметить.

При свете спичек комбинатор и предводитель готовы были узнать содержимое стула. Но произошёл первый удар большого крымского землетрясения в 1927 году. Стул провалился сквозь пол. Выбегая из помещения, друзья заметили невредимый злополучный стул. Когда всё стихло, эту часть гарнитура тоже вскрыли. Содержимое стула, а точнее его отсутствие, так повлияло на обоих взрослых мужчин, что оба упали в обморок. Остап пришёл в себя и вспомнил, что есть ещё надежда на стул, находящийся в Октябрьском переулке.

ГЛАВА XLIII СОКРОВИЩЕ

Оба товарища по несчастью жили в комнате студента Иванопуло. Остап взял заказ на изготовление адресных табличек. Эту работу выполнял Воробьянинов. Бендер искал следы последнего стула, в котором и должны были быть бриллианты мадам Петуховой. Ипполит Матвеевич изменился и внешне, и внутренне. Он стал решителен и жесток. Ещё добавилось недоверие к своему компаньону и страх одиночества, если вдруг Остап его бросит.

И всё же Остап пришёл с хорошей вестью: он узнал, где находится их сокровище. Великий комбинатор суетился и радовался, как ребёнок. В клубе железнодорожников в коридоре находилась их заветная мечта.

Друзья сходили в пивную. Остап был необычайно весел. Пойти за стулом решили рано утром. Бендер устроился на стульях и заснул. Ипполит Матвеевич вышел на улицу. Вернувшись в комнату, Воробьянинов взял с подоконника бритву, которой работал весь день, вынул из кармана пиджака Остапа двадцать рублей и плоскогубцы. Старик погасил свет, подошёл к спящему и «изо всей силы косо всадил всё лезвие сразу в горло Остапа. Сейчас же выдернул бритву и отскочил к стене». Великий комбинатор умер.

Ипполит Матвеевич, бормоча, что бриллианты все его, пошёл к клубу железнодорожников. Он пробрался в коридор, хладнокровно стал выдёргивать каждый гвоздик из стула, снял ситец и рогожку. В стуле ничего не было. Под самый рассвет Воробьянинов вылез через окно на улицу. Вскоре он столкнулся со сторожем, который неустанно говорил, что их клуб необыкновенный.

Купил как-то весной товарищ Красильников для клуба стул мягкий. Сторож однажды, меняя лампочку, упал с этого стула, обшивка лопнула, а под ней бусы, коробочки всякие, драгоценности. Вот на них клуб новый и построили. «Сокровище осталось, оно было сохранено и даже увеличилось. Оно перешло на службу другим людям».

Конец.

1927–1928 гг.

Москва.


    В среднем, пользователи прочитывают текст за 12 мин.


    Добавить в избранное


    Похожие материалы:
    Присоединяйтесь к обсуждению
    0 комментариев
    Новое