1. Фригато
  2. /
  3. Краткие содержания
  4. /
  5. Царь-рыба

Краткое содержание повести «Царь-рыба» Астафьева

Скачать:

Настройки

Размер шрифта
Цвет текста
Цвет фона

Главный герой повести Игнатьич был человеком положительным, но имел одну страсть – браконьерство. Когда поймал он большого осетра, понял, что вытащить не сможет, но от жадности отпускать не хотел. А чем дело рыбацкое кончилось, вы узнаете из краткого содержания повести Виктора Астафьева «Царь-рыба».



Главные герои:

  • Зиновий Игнатьич – знатный рыбак-сибиряк, механик на пилораме, семейный, промышлял браконьерством.
  • Царь-рыба – большой осетр, попался на крючок Игнатьича.
Второстепенные персонажи:
  • Утробин – местный Командор, завистливый и злой пьяница, младший брат Игнатьича.
  • Жена Игнатьича – пухленькая, краснощёкая, хозяйственная, работала бухгалтером.
  • Жена Утробина – убитая горем женщина, потеряла дочь и уже не боялась мужа.
  • Глаша Куклина – девушка Зиновия, которую он обидел в молодости.

Краткое содержание

В селе Чуш жил местный сибиряк, знающий рыбак и старший брат Командора – Зиновий Игнатьич. В народе мужичка уважали, с заискиванием звали Игнатьичем и «механиком». Потому как герой работал на пилораме настройщиком и «в новой технике любил поковыряться, особенно в незнакомой, дабы постигнуть ее существо».

В рыбацком деле Игнатьич был настоящим докой. Плавал на дюральке, выкрашенной в белую и синюю краску. Всегда опрятный и выбритый, в чистой рубахе с «лицом цветущим и с постоянным румянцем». С другими рыбками разговаривал уважительно и мимо поломок не проплывал. Останавливался, тыкал отверткой и кричал «Заводи!» или с грустью говорил: «Все! Отъездился мотор…».

Уважали Игнатьича, но никто ему не завидовал, кроме младшего брата Утробина. А завидовать было чему, у старшенького и дом лучше, и лодка, и удача рыбацкая, и на книжке по слухам «семьдесят тысяч старыми». От зависти стал младший брат старшего с реки выживать. Обставлял его со сторон и выжил-таки «за Золотую каргу, почти в поле чистое».

Но Игнатьич не сдался, на сандал не полез. На новом месте рыбачил лучше прежнего, а младшенький от злости только зубами скрипел.

Однажды увидел Утробин лодку братца, и показалось ему, что тот ухмыляется. Схватил Командор ружье и закричал: «Сгинь! Пропади! Застрелю!». Покачал головой старший брат и припомнил, как мамка малого еще в колыбельке хотела подушкой придушить.

В селе все обсуждали новость, как младший на старшего ружье поднял. Жена Утробина со стыда боялась на улицу выйти. После гибели дочери она мужа не боялась, и говорила все прямо в лицо «грозному чеченцу».

Надавила жена и пошел Командор перед братом извиняться. Сказал, что пьяный был, но раскаяния в душе не чувствовал. Разговор не клеился, Игнатьич усердно занялся заготовкой дров. И Утробин со двора сбежал, за топор взялся, чтобы мысли в порядок привести. Но в голове лишь одно крутилось, что «на узкой тропинке сойдутся они с братцем, да так, что не разойтись…»

Холодно на реке вечерами. Но герой наш с детства с рекой дружит, читает ее как книгу. Поставил Игнатьич три самолова, с двух крупных стерлядей наловил, осталась третья – самая дальняя. Промерз рыбак до костей, но добычу не упустит. Потянул леску, почувствовал вес. И чем выше тянул, тем рыбина тяжелее становилась…



Работает Игнатьич, а сам ухом ведет. Браконьеров на Енисее не жалуют, рыбнадзор «подкрадется во тьме, сцапает – сраму наберешься, убытку не сочтешь, сопротивляться станешь – тюрьма тебе». Думает рыбак, все нервы в напряжении, а сам глазами темноту прощупывает.

Вдруг мелькнул огонек. Игнатьич уже хотел рыбину отпустит, но тут понял, что это грузовая самоходка идет, а за ней грустный кораблик. На лодочке музыка играет и парочки толкаются в танце.

Красиво живут! – подумал Игнатьич и на минуту остановил работу, а рыбина дернулась и высекла крючками искры из борта лодки. Понял рыбак, что это крупный осётр да такой, что раньше ему на реке не встречался. Потянул мужичок самолов и «за кормой взбурлило грузное тело рыбины».

Игнатьич в изумлении отпрянул. Чешуя у зверя речного была похожа на железную, а сама рыбина напоминала доисторических животных, которых в книжках и учебниках рисуют. Молодого осетра никакой хищник не возьмет, он плащи свои острые растопырит и брюхо порвет. А эта рыба-чудо природы, на речном корме из вьюнков и козявок в настоящего борова выросла и в броню костяную оделась.

Замерзшего до костей мужичка охватил рыбацкий азарт. Запустил он в тело осетра еще пять крючков. А рыбина даже не дернулась, только жабрами быстрее заработала. Посветил рыбак фонариком и увидел хвост, похожий на саблю, а потом глаза мутные рыбьи – холодные, змеиные, зловещие…

Почуял Игнатьич опасность – не совладает он в одиночку с этим чудовищем. Подумал, что лучше натыкать в рыбину побольше крючков и ждать, когда брат на рыбалку выйдет. В таком деле он обиду забудет и перед добычей не устроит.

Надо ждать! – думал рыбак. И тут же прикидывал, что с братом и механик его увяжется. Тогда добычу на троих делить придется и икру из осетра тоже на троих. Ну нет! Тут мужика жадность заела. Да так, что самому перед собой стыдно стало.

Не трожь! Не осилить! – осаждал себя Игнатьич. А внутри напор, жадность и самолюбие давили. Тут он дедушку припомнил, который наказывал, если «царь-рыбу поймаешь, сразу же отпусти, перекрестить и живи дальше».

Мало ли что, старые люди да знахари говорили, «жили они в лесу, молились колесу...». А он, Игнатьич – знатный рыбак. Взял топорик и оглушил рыбину, а потом рванул и хотел одним махов в лодку закинуть. Но не вышло…

Второй раз со всей силы дернул Игнатьич, но рыбина очухалась. Изогнулась, потянула вниз и рыбак с силой оглушительного взрыва ударился об воду. Почувствовал бедолага как крючки впились ему в ногу, и рыбина потащила его на дно. Подумал, что пропал, но нет…

Взмолился мужик богу и попросил рыбину на волю опустить. Хватка ослабла, всплыл Игнатьич и ухватился за борт. А рыбина, истекая кровью, всплыла за ним и уткнулась ему в теплый бок. Слабели руки у горе-рыбака и ног он совсем не чувствовал, думал, вот она – смерть пришла. И только рыбина терлась своим мягким и нежным телом будто женщина. А мужик уже видел перед собой оборотня – рыбу в образе человека или человека в рыбьем образе…

Молился Игнатьич, чтобы царь-рыбина его отпустила. На реке уже утро зацвело, и нахлынули на рыбака печальные воспоминания. Было дело, по молодости обидел он девушку – Глашу Куклину. Ходили слухи, что во время войны гуляла она с офицером, которого с города на лесопилку прислали. Взыграла в молодом рыбаке ревность, и решил он девчонку проучить. Привел на реку, снял штаны и толкнул коленом в грязную воду.

Прошли годы. Зиновий себе жену привез, и Глаша замуж вышла. Но все время Игнатьича совесть-злодейка мучила. Попросил он у девушки прощения, а она лишь ответила, что слезами горькими всю душу свою выплакала.

Вспомнил рыбак прошлое и перед кончиной своей закричал – Прос-сти-итееее...

Рот не слушался, и руки не разжимались. Тьма поглощала рыбака, но в это время услышал он спасительный звук мотора «Вихря». Звать не стал, берег последние силы. А рыбина израненная, но не покоренная, вдруг дернулась и сорвала крючки.

Свободная царь-рыба ушла восвояси. «Иди, рыба, иди! Поживи сколько можешь!» - прошептал напоследок Игнатьич, и ему на душе стало легче…

Время чтения 7 минут, 18 секунд мин.

    В среднем, пользователи прочитывают текст за 0 мин.


    Добавить в избранное


    Похожие материалы:
    Присоединяйтесь к обсуждению
    0 комментариев
    Новое