Краткое содержание по главам рассказа «Судьба человека» Шолохова


Судьба человека
Ниже вы сможете прочесть краткое содержание рассказа Шолохова «Судьба человека» по главам. Рассказ о войне и горе, о том, как человек может достойно пройти все испытания, и при этом не сломиться, не потерять свою гордость и доброту.

Глава 1.


Действие происходит весной, сразу же после войны. Рассказчик едет на бричке, которая запряжена лошадьми, вместе с товарищем в станицу Буковскую. Из-за того, что выпал снег, ехать трудно из-за грязи. Неподалеку от хутора протекает река, которая называется Еланка. Если летом обычно она мелкая, то сейчас разлилась. Откуда ни возьмись, появляется шофер – вместе с ним рассказчик переправляется через речку на практически развалившейся лодке. Когда переплыли, шофер подгоняет к речке автомобиль, что ранее находился в сарае. Шофер отправляется на лодке назад, но обещает возвратиться спустя 2 часа.



Присев на плетень, рассказчик хотел было закурить, но обнаружил, что его сигареты абсолютно промокшие. Уже приготовился скучать два часа – нет ни воды, ни сигарет, ни пищи, но тут к нему подходит мужчина с маленьким ребенком, здоровается. Мужчина (а это ни кто иной, как Андрей Соколов – главный герой произведения) решил, что это есть шофер (по причине того, что рядом с ним стоял автомобиль). Решил поговорить с коллегой, поскольку сам был шофером, управляющий грузовым автомобилем. Не стал огорчать собеседника наш рассказчик, и говорить о своей подлинной профессии (которая читателю так и не стала известной). Решил соврать, что ожидает начальство.

Соколов ответил, что никуда не спешит, а покурить хочется – но ведь скучно курить в одиночестве. Заметив, что рассказчик разложил сигареты (чтоб просохли), угостил его своим табаком.

Закурили, потекла беседа. Из-за вранья неловко чувствовал себя рассказчик, ведь он не назвал свою профессию, поэтому больше молчал. Рассказывал Соколов.

Глава 2. Жизнь до войны


«Вначале жизнь у меня была самая обычная», – рассказывал незнакомец. «Когда случился голодный 22 год, решил податься на Кубань, чтоб работать на кулаков – это единственный фактор, который позволил мне остаться в живых. А отец, мать, сестренка остались дома, и умерли из-за голодовки. Я остался совсем один, никакой родни нет. Через год решил вернуться с Кубани, дом продал, отправился в Воронеж. Вначале работал плотником, после чего отправился на завод, решил выучиться на слесаря. Потом женился. Жена – сиротка, выросла в детдоме. Веселая, но при этом скромная, умница – совсем не чета мне. Она с самого детства уже знала, какая жизнь тяжелая, и это ощутимо отобразилось на ее характере. Со стороны посмотреть – не такая уж и видная, но я смотрел в упор. И не было женщины для меня красивее, умнее, желаннее, и теперь уже никогда не будет».

«Прихожу другой раз с работы – уставший, иногда и жутко злой. Но никогда она не грубила мне в ответ – даже если грубил я. Спокойная и ласковая, все делала для того, чтобы при минимальном достатке мне вкусный кусочек хлеба приготовить. Смотрел я на нее – и чувствую, тает мое сердце, и вся злость куда-то испаряется. Отойду немного, подойду, прощения просить начинаю: «Прости, моя ласковая Иринка, нахамил. Не срослось у меня сегодня с работой, понимаешь?» - и вновь у нас покой, уют и у меня на душе хорошо».

Дальше Соколов опять говорил о своей жене, о том, как она его безмерно любила и никогда не упрекала, даже в том случае, если ему приходилось где-то с друзьями выпить лишнего. Потом дети пошли – сын, после него две дочки. После рождения детей с выпивкой было окончено, разве что одну чашку пива выпивал в воскресный день. Жили хорошо, дом свой отстроили.

В 1929 увлекся автомобилями. Так и стал водителем грузовика. И все бы хорошо, но началась война. Пришла повестка, в скором времени забрали на фронт.



Глава 3. Война и плен


На фронт Соколова провожало все семейство, и если дети еще держались, то жена плакала, будто предчувствовала, что никогда любимого мужа больше не увидит. И так тошно, еще и Елена будто заживо похоронила… Расстроенный, отправился на фронт.

На войне работал шофером, дважды был ранен.

В 42 году, в мае попал под Лозовеньки. Немцы активно наступали, Андрей вызвался на передний край отвезти боеприпасы нашей артиллерии. Не вышло, снаряд упал рядом, от взрывной волны перевернулся автомобиль.

Потерял сознание, а когда в него пришел, осознал, что находился в тылу врага: где-то сзади гремит бой, мимо проходят танки. Решил притвориться, будто умер. Когда подумал, что все прошло, немного приподнял голову – увидел, что прямо на него надвигается шесть фашистов, у каждого по автомату. Прятаться негде, поэтому принял решение: умереть с достоинством. Шатаясь, встал, хоть ноги совсем не держали. Смотрел на немцев. Один из фашистов хотел его пристрелить, но второй не позволил. Сняли с Андрея обувку. Пришлось отправляться ему пешим ходом на запад.

Спустя некоторое время еле идущего Соколова догнала колонна военнопленных – оказалось, что они были из той же дивизии. Так они все вместе и пошли дальше.

Ночевать остались в церквушке. За ночь произошло три события, о которых нужно рассказать подробнее:

Неизвестный человек, сам он представился военным врачом, вправил Андрею руку, которую тот вывихнул, когда падал из грузовика.

Соколов спас от верной смерти взводного (они не были знакомы), сослуживец по фамилии Крыжне был намерен того выдать фашистам как коммуниста. Андрей собственноручно задушил предателя.

Верующий, который очень просился выйти из церкви, чтоб сходить в туалет, был застрелен фашистами.

Утром начались расспросы – кто кем приходится. Но предателей в этот раз среди пленных не оказалось, поэтому все остались живы. Был расстрелян еврей (в фильме трагическое действо представлено так, будто это военный врач, но достоверная информация отсутствует), а также троих русских – внешне они все были всецело похожи на гонимых в те времена евреев. Народ, взятый в плен, все же погнали дальше, путь держался на Запад.

Пока шел, всю дорогу до Познани Соколов размышлял о том, как совершить побег. В конце – концов, представился удобный случай – фашисты отправили пленных выкапывать могилки, и Андрей дернул на восток. Через 4 дня его все-таки догнали ненавистные фашисты, они нагнали беглеца благодаря псам (порода – овчарка), и эти собаки бедного Соколова чуть прямо на месте не загрызли. Месяц он пробыл в карцере, после чего был отправлен в Германию.

Куда только не доводилось попасть Андрею за эти два пленных года. Пришлось Объехать тогда половину Германии.

Глава 4. На грани жизни и смерти


В лагере неподалеку от Дрездена Б-14 на каменном карьере вместе с другими работал Андрей. Как-то, вернувшись с работы, в бараке, не подумав, соколов сказал о том, что немцам по 4 кубометра выработки нужно. А для могилки каждого из работающих вполне предостаточно и одного кубометра будет. Кто-то вскоре донес начальствую о сказанном, после чего Андрея к себе вызвал лично сам Мюллер – он был комендантом. Он в совершенстве знал русский язык, поэтому для общения переводчик им не понадобился.

Мюллер сказал, что он готов оказать большую честь и самостоятельно расстрелять Соколова за сказанное. Добавил, что тут неудобно, мол, нужно выйти во двор (там бы Андрей и расписался). Последний согласился, спорить не стал. Немец постоял немного, подумал. После бросил пистолет на стол, налил целый стакан шнапса. Взял ломтик хлеба, сверху положил кусочек сала. Еда и напиток были подана Соколову со словами: «Выпей перед смертью, русский, за победу немецкого оружия».

Тот поставил стакан полный на стол, и даже не притронулся к закуске. Сказал, что очень благодарен за угощение, но не пьет. Мюллер усмехнулся – мол, не хочет пить за победу фашистов. Ну раз не захотел выпить за победу, пусть выпьет, в таком случае, за свою смерть. Андрей понял, что терять ему нечего, взял стакан, осушил его в два глотка, но закуску трогать не стал. Обтер губы ладошкой, поблагодарил за угощение. После сказал, что он готов идти.

Фашист продолжал внимательно смотреть на Соколова. Посоветовал перед смертью хотя бы закусить, на что последний ответил, что после первой никогда не закусывает. Мюллер налил второй скан, опять ему дал выпить. Не растерялся Андрей, выпил и тот залпом, а хлеб с салом трогать не стал. Подумал – ну хотя бы напиться перед смертью, все же страшно с жизнью расставаться. Комендант говорит – что же ты, Иван, не закусываешь, зачем стесняться? А Андрей тому отвечает, мол, извините, но я и после второй не привык закусывать. Мюллер фыркнул. Начал хохотать, а сам сквозь смех что-то очень быстро начал говорить по-немецки. Понятно стало, что он диалог своим друзьям перевести реши. Те тоже смеяться начали, задвигались стулья, все на Соколова обернулись, начали разглядывать. А тот заметил, что взгляды немного другие стали, смягчились.

Тут комендант опять наливает, уже третий стакан. Третий стакан Соколов выпил с расстановкой, с чувством, закусил маленьким кусочком хлеба. А остаток его на стол положил. Андрей хотел показать – да, он пропадает от голода, но не собирается жадно хватать их подачки, что есть у русских и честь, и гордость, и чувство собственного достоинства. Что в скотину при всех их стараниях он не превратился, и не превратится никогда, как бы фашистам этого не хотелось.

После произошедшего комендант посерьезнел. Поправил кресты, что были на груди, вышел из-за стола, не взяв оружие, и обратился к Соколову. Сказал, что Соколов – храбрый русский солдат. Добавил, что он тоже солдат и с уважением относится к достойным противникам. Также он сказал, что не будет стрелять в Андрея, к тому же фашистские войска полностью завладели Сталинградом. Для немцев это большая гордость и радость, поэтому он и подарит Соколову жизнь. Приказал идти в блок, а в качестве награды и уважения дал ему буханку хлеба и кусочек сала – за то, что вел себя смело. Пищу все товарищи поделили поровну.



Глава 5. Конец плена


В 1944 Соколов стал опять работать шофером. Его задачей была перевозка немецкого майора-инженера. Последний с Андреем общался хорошо, в некоторых случаях, когда была возможность, даже делился едой.

29 июня, рано утром майор приказал Соколову отвезти того за город, конкретнее – по направлению к Троснице, поскольку именно там он занимался руководством – строили укрепления. Выехали.

Пока ехали, у Андрея возник план. Он оглушил майора, забрал оружие, и поехал прямиком туда, где были военные действия. Когда из блиндажа выскочили автоматчики, тот специально замедлил ход для того, чтобы они увидели – едет не кто иной, как майор. Те подняли крик, показывать начали, что проезд запрещен. Андрей же сделал вид, что ничего не понимает, и поехал еще быстрее – 80 км/ч. Пока те поняли, в чем дело, начали по автомобилю бить прямо из пулеметов.

Сзади немцы стреляют, свои, не понимая, в чем дело, навстречу – из автоматов. Ветровое стекло пробито, радиатор полностью прополот пулями… Но увидел Соколов лесок над озером, наши помчались к автомобилю, а тот заехал в этот лесок, открыл дверь, упал на землю, целует, плачет, задыхается…

После всех событий Андрей был отправлен в госпиталь – ему нужно было немного откормиться и подлечиться. Как только прибыл в госпиталь, тут же жене отправил письмо. А спустя 14 дней получил ответ – но не от жены. Писал сосед. Как оказалось, в 1942 году, в июне, в их дом попала бомба. Обе дочки и жена погибли на месте, а сына дома в тот момент не было. Когда узнал, что всей его семьи нет в живых, он решил пойти на фронт в качестве добровольца.

После того, как Соколов выписался из госпиталя, ему предоставили отпуск длиною в месяц. Спустя неделю смог добраться к родному Воронежу. От дома осталась одна воронка. Посмотрел Андрей на то место, где был его дом, где был он раньше счастлив – и сразу же поехал на вокзал. Назад, в дивизию.

Глава 6. Сын Анатолий


Спустя 3 месяца блеснул свет в окошке, стало сердцу теплее – нашелся его сын, Толя. На фронт пришло письмо, по всей видимости – с другого фронта. Иван Тимофеевич, тот же сосед, который сообщил Андрею о гибели родных, подсказал Анатолию адрес отца. Как оказалось, тот сперва попал в училище по артиллерии, где и пригодились его математические таланты. Спустя год он окончил училище, с отличием, решил пойти на фронт. Отцу он сообщил, что получил звание капитана, имеет большое количество медалей, и 6 орденов.

В 1945 году, 9 мая Анатолий был убит снайпером.



Глава 7. После войны


Наконец Андрей был демобилизован. Куда было ему податься? Естественно, в Воронеж возвращаться не было никакого желания. Тогда он припомнил, что в Урюпинске проживает его друг, который был демобилизован еще весной из-за полученного ранения. Вспомнил Андрей также, что его когда-то приглашали в гости, и решил отправиться в Урюпинск.

У приятеля была жена, но детей не было. Проживали в собственном домике, который располагался на окраине города. Несмотря на то, что у друга была инвалидность, он смог устроиться шофером в автороте – туда же и Андрей решил устроиться. Получилось поселиться у приятеля – пожалели, приютили.

Познакомился с беспризорником – мальчишку звали Ваней. Отец его погиб на фронте, а мать – при авианалете. Как-то, идя на элеватор, Соколов взял Ванечку с собой и сказал, что он и есть его отец. Мальчик обрадовался, поверил. Андрей решил усыновить мальчика, а жена приятеля делала все возможное, чтобы помогать присматривать за ребенком.

Вроде и жизнь наладилась, и жил бы еще Соколов в Урюпинске, но произошла неприятность – ехал по грязи, машину сильно занесло. Появилась внезапно корова, Андрей нечаянно сбил ее с ног. Естественно, все сразу в крик, понабежал народ, тут же и инспектор появился. Сразу же отобрал книжку (удостоверение шофера) – несмотря на то, что всеми силами Андрей просил у него помилования. Корова жива осталась – встала, хвостом махнула и пошла себе дальше скакать, а Соколов лишился одной из самых ценных вещей – водительской книжки. После плотником работал. В письмах начал общаться с одним из сослуживцев, с которым они приятельствовали. Тот пригласил Соколова к себе. Написал, мол, поработает там в плотницкой части, а после выдадут новую книжку водителя. Вот поэтому Андрей и командируется с сыном в Кашары.

И в любом случае, говорит Андрей рассказчику, даже, если бы и не произошло неприятности с коровой, уехал бы он из Урюпинска. Как только Ванюшка подрастет, нужно будет его в школу определять – тогда и он остепенится, осядет на одном месте.

Тут пришла лодка, рассказчику пришлось попрощаться с неожиданным незнакомцем. И стал он раздумывать обо всем, что довелось услышать.

Соколов и мальчик Ваня - два человека, ставших внезапно сиротами, две крупинки, которые были заброшены в чужие, им края – и все из-за военного урагана… Что же их может ожидать впереди, какая судьба? Хотелось бы верить, что этот сильный русский человек не сломается никогда, и возле крепкого отцовского плеча сможет вырасти мужчина. Что этот мужчина все преодолеет, если призовет Родина.

С тоской вслед смотрел рассказчик двум удаляющимся фигурам. Возможно, все было бы благополучно, утверждает рассказчик, но тут Ванечка, заплетая маленькими ножками, обернулся и помахал ему вслед ладошкой. Мягкая, но когтистая лапа сжала сердце нашего рассказчика, и он поспешил отвернуться. На самом деле, не только во сне плачут старые и седые мужчины, прошедшие войну. Плачут они и наяву. Самое главное – успеть отвернуться, чтобы ребенок не увидел, как бежит по мужской щеке скупая, жгучая слеза…

На этом и заканчивается краткий пересказ рассказа «Судьба человека» Шолохова, включающий в себя только самые важные события из полной версии произведения!


  • 0
  • 2 058
  • 2

Похожие:
Добавить комментарий