1. Фригато
  2. /
  3. Сказки
  4. /
  5. Страница 73
Время чтения: Всё
Всё до 5 минут от 5 до 10 минут от 10 до 20 минут от 20 до часу более часа
Всего 1534 результатов
Сортировать по: посещаемостипопулярностипродолжительностидатеалфавиту
Нрав у местного пана – лютее некуда! Прикажет слугам – насмерть запорют работника, а за что – вовсе неведомо. Допустим, болела у пана голова, он и отыгрался на работнике, злобу свою излил.
Умер у матери старший сын, остался младший, смышлёный. Старуха всё удивляла сына своей беспросветной глупостью, но последний случай его доконал.
Британский Национальный музей издавна стерегут два гордо возлежащих на его ступенях каменных льва. Рассказывают, будто один из них набаловался лизать в щёку выходящих посетителей.


Жил-был бедняк с большим семейством. Голодно было в хате, и пошел бедняк заработок искать. Подался к разбойникам, а те дали ему задание – волов у пахаря по-хитрому свести. Пустил бедняк в поле наседку с цыплятами, пахарь отвлёкся и без волов остался.
Шел однажды по лесу голодный волк. Попалась ему лошадь, оказалось попова. Хотел волк лошадку съесть, да не тут-то было. Обманула его шустрая кобыла и в поле ускакала. Так и баран, и свинья серого вокруг пальца обвили.
Дети соревнуются в придумывании цифр, способных объяснить строение мира и Вселенной способом, понятным каждому ребёнку. В ход идут фантастические уменьшительные понятия, тарабарские считалочки и аналогичные приёмы.
Жил рыбак с женой уж много лет, а детей не нажили. Наконец вымолила жена ребёночка – девочку красоты невиданной, жаль только, что с волосами почему-то не растущими. Не смогли исцелить дитя ни колдуны, ни знахари.
Являясь обладателем множества диковин, князь постоянно устраивал им смотр. Но, узнав, что и слуги его разделяют его пристрастие, захотел немедленно увидеть собранные ими редкостные вещицы.
Именье у пана обширное, да только, вишь, работать в нём некому – разбежались работнички, вполне насытившись лютой панской злобой. Пошёл сей господин по окрестностям – решил работника нанять.
Овдовел мужик и опечалился, как теперь сына в одиночку поднимать. Однажды мимо хаты барин ехал и забрал сыночка на обучение. Через десять лет пошел мужик парня искать и чуть в темном лесу не пропал.
Таков уж пляж Остии (курорта близ Рима) – пришедшим поздно места не хватит (пусть даже за вход заплачено полновесной монетой). Но явившегося последним сеньора отсутствие места не смутило. Первым его движением было раскрытие зонта.
Жили-были муж с женой. Работали, проезжих в доме привечали, только детей у пары не было. Однажды поздним вечером мужик встретил на дороге седобородого старца. Переночевал старичок в гостеприимном доме, а наутро подарил хозяину румяное яблочко.
Один могущественный правитель стоял на пороге смерти. Он призвал всех мудрецов на помощь, но они в страхе разбежались. Остался один дряхлых чудаковатый старичок, который явился ко двору.
Шел по тропинке крестьянин и встретил страшного длинноносого Тэнгу. Горный дух закричал громким голосом и решил беднягу съесть на обед. Но крестьянин оказался молодцом не из робкого десятка и заговорил с кровожадным духом.
Дом на воде – это очень приятно. Для Джереми Фишера (лягушки) вода под ногами – сплошное наслаждение. Лучше неё лишь дождь, льющийся за шиворот. Словом, обилие воды Джереми радовало.
Во всём-то в семье порядок, да дитёнка нет – не родится. Очень кручинятся потому супруги, всякого пришлого расспрашивают, нет ли средства беду поправить.
Жил-был бедняк и было у него одиннадцать детей. Родился двенадцатый сынок и пошел бедняк искать крестного в соседнем селе. По дороге встретил тетушку с закрытым лицом и пригласил в крестные.
Посланный пасти старого матёрого козла пастушонок очень старался – выбрал для выпаса лужок зелёный, а напиться отвёл скотину привередливую к самому чистому студёному роднику.
Заболеть ребёнок (девочка) способен мгновенно. Причём – в очень острой и тяжёлой форме. Стоит отказать девочке в покупке понравившейся куклы – воспаление обеспечено! Следом за хозяйкой обязаны мгновенно заболеть и её верные куклы.
Царь-самодур, жестокой скукой маясь, удумал: всех стариков казни предать велю! Волю свою так обосновал: на трудиться не могущего нечего даром хлеб переводить! Заплакали сыны-дочери, родителей старых на плаху провожаючи, деспота втайне кляня да от бес

×